646
1
0

Четверо из 629, или ЕГЭ — как легкий способ похудеть


Первоуральские школьники делятся реальными историями подготовки и сдачи ЕГЭ


 

Анастасия Антошина


 

В этом году Единый государственный экзамен сдавали 629 человек — сообщает пресс-служба первоуральской администрации. 629 человек, переживания и подготовка которых — не достояние общественности, а внутрисемейные (если повезет) или внутриличностные переживания (да, так бывает). «Каждому, кто учился в школе, по силам сдать ЕГЭ» — уверяют организаторы на каждом инструктаже. Но откуда эти силы брать, в инструкции не написано. Методом случайного выбора мы поговорили с пятью выпускниками — как им удалось справиться с напряжением, осознавали ли обычные школьники груз ответственности, как пытались найти мотивацию и хватило ли им школьного уровня подготовки.


 

Имена респондентов изменены, информация публикуется на условиях анонимности источников.


 

Кирилл: ЕГЭ как проверка на внимательность

Сам ЕГЭ меня не тревожил нисколько. Хоть и запугивали учителя, мол, будет безумно сложно, я думал – «Все сдают, и мы сдадим». На самом деле, готовился я только к экзаменам по профильной математике и физике. Ходил на школьные факультативы, и, казалось, этого было этого достаточно. Но полученный результат меня расстроил — я ожидал 90+, а получил гораздо ниже. Бюджета, я думаю, уже не видать. На подготовку нам в школе не хватило времени — на факультативах мы за год просто не успели разобрать все типы задач КИМов, поэтому на самих экзаменах, по физике и математике, возникли трудности. Выходных не было совсем. В воскресенье вставал в 6 утра, ехал на занятие по физике, потом — в художественную школу на подготовку к вступительным в архитектурный. Вообще, посреди года я насмотрелся всяких видео, где говорили, что надо писать как можно больше егэ-шных сочинений по русскому, чтобы хорошо его сдать. А я к русскому не готовился до этого совсем. Решил взяться за ум, устроил себе «больничный» на две недели — наврал врачам, что мне очень плохо, и решил посвятить это время подготовке к русскому. В итоге, смотрел фильмы, высыпался – устроил себе отдых. Хотя, а что я еще от себя ждал? При такой нагрузке в школе я бы не смог заставить себя делать что-то еще и дома.

За недели три до ЕГЭ все вокруг начали паниковать, волноваться, и я тоже поддался этой волне из-за давления окружающих — как стадный рефлекс. Но оно быстро прошло, потому что я все еще не видел в волнении смысла. Главное – поверить в себя. «Шпоры» нужно писать всем. Бывает, что переклинит, а у тебя все с собой — зашел в туалет, подглядел, пришел обратно, все решил. Когда я писал шпоры по физике, то сам удивлялся, осознавая, что многое из того, что пишу, я помню и знаю. ЕГЭ в целом вызывает у меня отвращение – это не проверка знаний по определенному предмету, а проверка на внимательность. Из-за этого все мои косяки – глупые ошибки из-за невнимательности. Задания «закручивают» так, что уходит много времени на то, чтобы просто разобраться, что от тебя требуется. От всей души ненавижу создателей ЕГЭ, серьезно. Слышал историю, что когда профессору по физике дали вариант ЕГЭ, он решил его процентов на 40. И знаете, я вообще не удивлен, если это правда. Ты готовился, ты способен на многое, а получаешь оценку ниже, чем заслуживаешь. Это очень обидно. Например, на математике мне попалась экономическая задача, которая не была похожа ни на одну из тех, что мы разбирали. Просто не повезло. Я умею решать сложнейшие задачи, а теперь теряю баллы из-за непонятного условия. Лучше бы после 9-го пошел в колледж и учился сейчас спокойно.


 

Катя: «Я начала плакать прямо в аудитории»

После 10 класса, оценив ситуацию и поняв, что кроме литературы я, собственно, ничего не знаю, решила остановиться на ней как на основном предмете для сдачи ЕГЭ. Мечты о программах Высшей школы экономики испарились, когда в ноябре репетитор по английскому сказала, что выше, чем баллов на 50, ее предмет я не сдам. Такого балла для Москвы недостаточно. Я отбросила английский и решила взять на подстраховку обществознание. Осознав, что самой мне сложно замотивировать себя готовиться, а в школе нас готовить не собираются, записалась на курсы в онлайн-школу УМСКУЛ, что меня и спасло. Мы занимались онлайн 3 раза в неделю по два с небольшим часа, писали очень много сочинений, которые тут же проверялись и разбирались вместе с нами индивидуально. Плюсом —молодой преподаватель, которая никогда не скажет: «Боже, как можно этого не понимать» и знает, как объяснять так, чтобы точно в голове все отложилось. Попутно писала большие «шпоры» по литературе — учить цитаты из всех программных произведений мне не особо хотелось, а их, к слову, нужно приводить почти в каждом сочинении, которых в варианте пять. Мне было абсолютно все равно на эти экзамены и тем более их результаты ровно до того момента, когда я увидела темы сочинений в КИМе по литературе. 

Я слишком рассчитывала на шпаргалки — ничего из того, что я подготовила, мне в вопросах не попалось.

Я начала плакать прямо в аудитории.

Успокоилась от того, как забавно сопровождающий махал перед камерой упавшей у кого-то ручкой, чтобы по ту сторону поняли, что это всего лишь ручка, а не шпаргалка в виде ручки.

Перед экзаменом по базовой математике я решила порешать тесты на РЕШУ ЕГЭ. Еле переходила порог. Вот здесь я начала слегка волноваться – аттестат же надо как-то получать, мало ли, не наберу минимум… Но на экзамене вариант попался слишком легкий для РЕШУ ЕГЭ, поэтому я решила большую часть за час. Перед русским меня снова спас УМСКУЛ – я взяла ускоренный курс и за 9 дней научилась писать сочинение и более-менее хорошо решать тест. И на русском волнению не удалось меня победить, потому что, благодаря курсу, у меня в голове был четкий алгоритм решения каждого задания и структура сочинения с клише. С текстом меня «пронесло» – в нем было что-то про архитектурное наследие. По рассказам одноклассников о текстах Чехова и Распутина поняла, что очень легко отделалась. Обществознание не было для меня важным экзаменом, я решила сдавать его на всякий случай, баллов 50-60 мне бы хватило, поэтому моя подготовка заканчивалась решением тестов на уроках. С собой я взяла маленький справочник, который влез у меня в задний карман джинсов и не был виден под кофтой. Я сидела в аудитории, ближней к туалету, поэтому выходила раза четыре, на обратном пути не успевая забыть определение термина.


 

Алексей: «Это удар по психике ребенка»

С самого раннего детства я мечтаю стать стоматологом. Когда в середине 11 класса встал вопрос о выборе экзаменов, я уже готовился к химии и биологии второй год, уже в 10 классе у нас в школе проводились факультативы для подготовки. Но на следующий год я понял, что с одними факультативами я не справлюсь, поэтому начал ходить на репетиторство по биологии и участвовать в программе «Профильная школа» по химии на базе нашей школы. К базовой математике я тоже хорошо готовился, занимался с репетитором с 9 класса. Для меня, как ни странно, именно процесс подготовки был самым волнительным. На экзамене переживаний тоже хватало. Это тот самый случай, когда от напряжения в аудитории забываешь, как пишется «жи-ши». Всё нервы. Мало того, что распечатка КИМов и другие организационные моменты занимали кучу времени, часто организаторы делали замечание, мол: «У вас светлая ручка, надо поменять». И они шли и брали со стола другую ручку, которая, на их взгляд, была более черной, чем твоя. А когда я осознал, что в кабинете — видеокамеры, и на меня смотрят другие люди, вообще не мог сконцентрироваться. Я считаю, что это неправильно, удар по психике ребенка. Что каждый твой шорох, каждый твой поворот видят другие люди и могут придраться к этому в любой момент. В нашей аудитории еще до начала экзамена девочке сделали замечание, что она ведет себя «очень активно». Шпоры я брал только для уверенности, потому что никогда не угадаешь, что тебе попадется и пригодятся ли они тебе, тем более в случае с химией и биологией. Безумно благодарен своему репетитору – такого количества структурированной и полезной информации я бы не получил больше нигде, как минимум, в школе точно.


 

Алина: «ЕГЭ как самый легкий способ похудеть»

Я не могла определиться с профессией и экзаменами для сдачи, поэтому еще в августе, перед началом учебного года, мы с мамой пошли в центр подготовки к экзаменам «Максимум» в Екатеринбурге. После тестирования определили, что мне ближе маркетинг. Плюсом к русскому и профильной математике на эту специальность нужно было сдавать обществознание, которое я не знала совсем. В школе к обществознанию нас готовили ужасно, поэтому я очень рада, что пошла в «Максимум». В этом учебном центре меня начали готовить с нуля. Все стены комнаты обклеила терминами по обществознанию, формулами по математике — нужно лишь иногда просматривать, и это правда помогает. Волнения не было до апреля. До того момента, пока я не написала второй пробник по математике не на 70 баллов, как первый, а на 39. Вот тогда моим нервам пришел конец. Как говорится, «нервы сдали, и ты сдашь». В мае я решила отвлечься, забила на все – начала гулять, у меня появилось много новых знакомых. Потом было очень сложно снова взять себя в руки и продолжить заниматься. Волнение взяло свое — за неделю до математики меня буквально трясло. Переживала, что попадутся задания, которые я не знаю, как решать, что я в чем-то недостаточно разобралась, что-то недоучила. Все свои косяки знала и ничего не могла с этим поделать. Началась максимальная апатия. В день перед экзаменом я собралась и начала повторять все, что можно – сидела на семичасовом вебинаре (ничего из того, что там разбирали, к слову, не пригодилось). Погуляла с собакой, выспалась, пошла на экзамен. На металлоискателе, как ни странно, запиликала фольга в шоколадке, попросили распечатать. Самое ужасное, что я испытывала каждый экзамен – минут 15-30 ждать, пока распечатают КИМы. В это время меня снова начинало трясти. Боялась, что попадется сложный вариант, потому что бывает по-разному — кому-то повезет и попадется легкий, а кому-то не повезет и выпадет сложный КИМ. В итоге, вариант мне достался адекватный. Я начала решать до того, как объявили начало экзамена. Ну а смысл что-то ждать, скрывать? Все так делают, потому что времени чертовски мало. Проносила шпору в кармане пиджака, но не воспользовалась ей – мне не попалось ничего из того, что я не знала. В ней было очень много всего – формулы, геометрия, тригонометрия. С русским, думала, будет легче, потому что я была готова. Но создатели ЕГЭ решили отыграться на Урале. Задания были сложные. К слову, перед экзаменом я гуляла две ночи, отсыпалась в воскресенье и на экзамен пришла невыспавшаяся. Лучше так не делать — на каждый новый экзамен нужно приходить с новыми силами. Перерыв между русским и обществознанием был неделю, и я устала ждать. От нервов у меня пропал аппетит, могла только чаю или воды попить. Причем, я не осознавала, что ничего не ем, казалось, что все как всегда. На вторые сутки голодания начала кружиться голова, на тренировках организм перестал справляться, и тогда я поняла, что я не ела все это время. Но и после этого в горло ничего не лезло. Так что, самый легкий способ похудеть – сдавать ЕГЭ. Ну а еще, жизнь меня ничему не научила, и ночи перед обществознанием я опять прогуляла. Снова пришла без шпор, потому что никак не предугадать, какое определение тебе попадется в КИМе. Не 300 штук же их писать… Бессмысленно. Решила все своими силами. Аппетит появился только недавно.


 

В этом году в Первоуральске 54 медалиста — эти люди получили высшую награду за свои школьные труды. С ними мы поговорим позже.