802
11
0

9 вопросов, которые первоуральцы не задали Владимиру Путину


Мы были ограничены во времени, поэтому не посетили больницы, проходные и управление соцзащиты


 

Прошло важное государственное событие — прямая линия Владимира Путина. Владимир Владимирович в этот раз обошелся минимумом шуток.  Президент пообещал контролировать ход мусорной реформы, поговорил о медицине, пенсиях и о «китовой тюрьме». Чиновники Дальнего Востока еще во время прямой линии бросились выпускать китов на свободу.

Количество обращений к главе государства из года в год не уменьшается, даже наоборот — наблюдается их небольшой рост. Но не каждый россиянин имеет возможность озвучить свой вопрос на центральном телевидении, поэтому мы предоставили первоуральцам возможность разместить их на страницах нашего издания.

Постарались при наших скромных возможностях сделать максимально широкий общественный срез — от самозанятых до офисных работников.


 

Нина, самозанятая пенсионерка

Около ступеней крытого рынка уличная торговля. Наш вопрос о прямой линии президента встречают хохотом.

— Путина не смотрю. Одна брехня. Каждый раз одно и то же. Чиновники-то что ли не в состоянии решить все без Путина? Ну дает указания, а проверить он все не сможет. А на местах ничего не хотят делать. А вопрос мой: почему народ живет бедно? Второй вопрос: куда чиновникам столько денег? Они ими квартиры заваливают. А умирать будут, куда их денут? — смеется Нина. — Может народу что-то перепадет?

Люция Фазлыева, обманутая дольщица

— Мы вот свои кровные отдали, а нам их никто не возвращает, — вмешивается в разговор Люция Фазлыева. — Мы — обманутые вкладчики — в прошлом году задали вопрос Путину. Ответа до сих пор нет. Мне, правда, рассказывали, что Путин как-бы пообещал все решить до 2020 года. Полгода осталось и тишина — ни квартир, ни денег. А теперь к кому обращаться?

Благодарим женщин за откровенность, но не успеваем отойти. Люция Фазлыева останавливает нас и обеспокоено задает вопрос:

— А вы меня не посадить ли хотите?

Как можем успокаиваем женщину, что мы совершенно из другой структуры, и в наши полномочия не входит ее арест за несанкционированный вопрос Президенту.

В помещении рынка ищем мясной ряд. Народ там не толпится, предприниматели, реализующие товар, относительно свободны. Светлана отказывается назвать фамилию, но общается с нами охотно:

Светлана, предприниматель.

— Да некогда мне смотреть эту линию, я все время на работе. А вопрос у меня есть: почему для переселенцев из ветхого жилья строят дома, которые рассыпаются? Почему так несправедливо поступают? Деньги федеральные, значит, президент должен следить, как их используют. И почему во власти столько недобросовестных людей? Мы от этого страдаем. А вот в связи с бизнесом у меня к Президенту вопросов нет.

Недалеко от рынка автобусная остановка. У водителей перерыв между рейсами. Кто-то курит, кто-то обедает. Время подумать и поговорить о высоких материях есть.

Василий Богомазов, водитель автобуса.

— Линию смотрю, — утверждает Василий Николаевич Богомазов. — У меня две оценки. Первая — президент нарушил слово, провел пенсионную реформу. Надо было все тщательно рассмотреть и оценить по регионам, климатическим условиям, экологии и по профессиям. Вы можете представить водителя автобуса в 65 лет? Дурдом. Второй критерий — внешняя политика. Она устраивает. А вопрос у меня по прогрессивному налогу. Олигархи должны платит как за рубежом — от 35% до 50%.  Но не 13%. Чиновники на местах ничего не хотят решать. Нужна ротация чиновников. Наш город преображается — это хорошо. Но дороги оставляют желать лучшего. Есть вопросы, связанные с бизнесом. Наша компания судилась с конкурентом за право работать на маршруте. Они нам проиграли, но без допуска к работе продолжают обслуживать пассажиров. Это же нелегальное предпринимательство. И никто их не трогает, а нас во время судов шерстили. Так быть не должно. Но это не к Путину.

 

Ольга Макарова, заводчанка.

На Хромпике вступаем в разговор с молодой женщиной — Ольгой Макаровой — обладательницей квартиры и ипотеки.

— Линию не смотрела. У меня график работы из ночи в ночь. Пока детей дома нет, стараюсь работать без выходных. У меня вопрос по ипотеке. Говорят, что она под 9%, а когда по факту приходишь в банк оформлять, в результате 13%. Это минимум. Вот об этом хотелось бы спросить Президента. Зарплата уже 10 лет не повышается. То оклад увеличат и сократят премию, то наоборот. Или повышают выработку за смену. А как было 35 тысяч, так и остается. Но это вопрос не к Путину. А Путин точно лучше Жириновского.

Заезжаем в автосервис. Клиентка ожидает, когда автослесари вернут ей машину.

Марина, автоледи.

— Вопросов к президенту нет, — сходу отвечает Марина. — Читала в газете, он на все вопросы ответил. Самое актуальное для меня — когда все дороги сделают? Ходовка разваливается. А остальное хорошо. Ну вот еще бензин все время дорожает. Детских садов не хватает. Плата за коммунальные услуги высокая. У нас цены на все товары только повышаются, а зарплата уменьшается. Ну вот, теперь получается, что все плохо. Нет — с работой хорошо. Она есть.

Александр, автослесарь.

— Я ничем не интересуюсь, — отмахивается от вопроса автослесарь Александр. — Меня многое не устраивает, но смысл задавать эти вопросы президенту? Ничего не изменится. Может быть, президент что-то и решает, но немногое. На бензин сколько раз обещал цены не повышать, а они растут.

Фаина Александровна, пенсионерка.

В «пельменном» дворе на Ватутина пожилая женщина собирает ветки, разбросанные по газону. Фаина Александровна внимательно выслушивает нашу просьбу назвать вопрос, который необходимо задать президенту страны.

— Людям тяжело живется. Денег на жизнь не хватает. Почему они работают, а им ни на что денег не хватает? А я своей судьбой довольна. Пенсию добавили, ветеранские получаю. Мне девятый десяток, а я на велосипеде катаюсь. Я довольна.

Ирина, работница турфирмы.

На пути нашего следования туристическая фирма. Заходим. За компьютером девушка. Долго отказывается озвучит вопрос президенту, так как такая ответственная задача требует тщательной подготовки. В итоге произносит:

— Все не устраивает, устраивает только то, что войны нет. Это единственная радость. С остальным можно жить. Если задавать вопросы по туристической сфере, то хотелось бы узнать, почему до сих пор не решен вопрос с Египтом, что у нас происходит с Грузией? Вот таких вопросов, связанных с межгосударственными конфликтами очень много. Ну и еще: когда с нас прекратят драть налоги? Нас обдирают со всех сторон, а мы ничего не получаем взамен. Имеем только внешнюю политику, а про наше население забыли. Раньше за вывоз мусора не платили, а он вывозился. Сейчас платим, а ничего не делается. Тоже интересно. И еще — почему у нас люди получают сущие гроши? — негодует Ирина.

 


 

Фото Дмитрия Дегтяря