1291
5
0

Он горел заживо, а на женщинах одежда тлела


Что могло произойти с тремя работниками «Русского хрома» — рассказывает вдова погибшего Евгения Никонова. 


13 февраля на заводе произошло ЧП — в результате взрыва пострадали трое людей. С интервалом в сутки все трое скончались. Двое — Евгений Никонов и Ольга Бабина — в реанимации первоуральской городской больницы, Любовь Богута — в ожоговом центре 40-й горбольницы Екатеринбурга. Последняя, уже получив ожоги и травмы, успела рассказать коллегам свою версию событий.

С редакцией историей поделилась Светлана, вдова погибшего Евгения Никонова. 

 

Светлана работает на предприятии «Русский Хром 1915», она дежурный электромонтер — обслуживает подстанцию в 6 киловольт и электросети. 13 февраля она должна была выйти на смену вместе с мастером Любовью Богутой. Светлана  сомневалась, стоит ли идти — у нее была высокая температура и давление. 

— Я уже собиралась на работу, но Женя (Евгений Никонов — ред.)  буквально вытолкал меня. Сказал: «Ты всю ночь не спала, маялась с давлением! Иди в поликлинику, получай больничный». 

Когда Светлана была в больнице, ей позвонил начальник электроцеха, Виктор Солуянов. Сказал, что на заводе случилось ЧП: 

— Сказал: «Света, беда. Случилось несчастье, и Женька получил ожоги. Выйди с больничного, перекрой смену». Я с трудом поняла, что он мне сказал. Сразу побежала на завод — и потом заметила, что странно бегу. Забыла снять бахилы. Прибегаю — стоит начальник участка Быков и говорит: «Какая смена? Ты с ума сошла? Быстро домой». Меня отвезли на машине с водителем. 

Светлана узнала, что пострадавших было трое — ее муж, сотрудница лаборатории Ольга Бабина и мастер Любовь Богута. Их доставили в реанимацию городской больницы. 

Светлану забрали сыновья, все вместо поехали в городскую больницу. В это время на площадке у больницы приземлился вертолет медицины катастроф — чтобы забрать одного из пострадавших. Светлана подбежала к вертолету, думала, что увидит мужа, но врачи объяснили, что забирают женщину. 

После вышла заместитель врача по хирургии Татьяна Барвиюк, дала интервью журналистам. Никоновы попросили ее помочь пройти в реанимацию.  

Там лежали двое. Врач мне говорит: «Не смотрите». А там не поймешь, где мужчина, где женщина. Мне показали на одного и сказали, что это мой муж, но я его не узнала. Он лежал весь завернутый во что-то. Сказали, что ему хорошо, он в искусственной коме и не чувствует боли. 

Врачи дали номер телефона и разрешили звонить в любое время. Светлана не стала — очень боялась. Звонила ее сестра. Утром, 14 февраля, она сообщила семье, что Евгений скончался.


Мировой был мужик 

Сейчас звонят сейчас мужчины и ревут — те, что когда-то с Женей работали. Говорят, мировой был мужик, — рассказывает вдова. 

7 февраля у пары была годовщина свадьбы — 33 года.

Иду домой с ночной смены, а он — на смену. По пути меня встречает и обнимает, говорит: «Помнишь, какой сегодня день?». А я забыла. «Говорю, неужели 7 февраля?» . Вечером принес торт и шампанское. Раз не юбилей, мы не стали застолье устраивать, сидели вдвоем и пили шампанское.

Никоновы планировали купить сыну квартиру. На это откладывали каждую копейку — не ездили отдыхать, не делали дорогих покупок. Даже отпуск старались брать по отдельности.

У Евгения был сложный характер — некоторым он даже казался грубым, любил подшучивать над коллегами. Но если что-то казалось работы или его подчиненных — отстаивал интересы людей и открыто спорил с начальством. Люди знали, что «Никонов решит любую проблему», поэтому его личный телефон был у многих сотрудников завода.


Ольга Бабина работала в лаборатории и занималась контролем приборов. 

Оля была единственным специалистом на весь завод. К ней приносили на испытания приборы и другое оборудование: мы, в частности, носили  указатели напряжения, диэлектрические штанги, клещи, перчатки и др. Она проверяла, чтобы оборудование было готово к работе. Оля жаловалась, что постоянно голова кружится, и поэтому она ходит на работу как пьяная. Но уйти на пенсию не могла — специалистов-то нет. 

Мастер электроцеха Любовь Богута в свои 72 года на здоровье не жаловалась, не уходила на пенсию  потому, что «жить не на что». Пенсия была скромная. 

На предприятии Любовь Богута — не самая возрастная сотрудница. Сейчас электромонтером по обсуживанию по достанции (иначе —оперативным дежурным) работает 73-х летняя женщина. До недавних пор на этой должности в другой смене работала и 78-летняя женщина. Она увольнялась со скандалом: 

Ей надо пойти на подстанцию, дать инструкции ремонтной бригаде, показать, где есть напряжение, где — нет. Она отвечала за жизни людей — и путала подстанции. Ей надо было прийти на одну, она приходила на другую, забывала дорогу. Ее боялись на пульте одну оставлять. Получается, приходила на работу просто сидеть. В итоге она даже не сдала обязательные для специалистов экзамены. И когда увольнялась, закатила такой скандал, что девочки в отделе кадров не скоро забудут. 


 

Это только версия 

О том, что произошло, по городу ходят разные слухи — рассказывают про взрыв, после которого рабочих обожгло горячим паром,  про трансформатор, из которого вытекло масло.

Что произошло на самом деле, установит следствие. Но одну из версии коллегам успела рассказать Любовь Богута — сразу после ЧП. Видимо, в состоянии шока она еще могла говорить. И люди передали эту версию вдове Евгения Никонова. 

Любовь Богута — крайняя слева. Фото 2008 года. 

Накануне один из цехов жаловался на недостаток мощности. Любовь Богута должна была замерить мощности на подстанции. Одной этого делать нельзя. Она работала в паре со Светланой, но, раз та ушла на больничный, обратилась за помощью к сотруднице лаборатории Ольге Бабиной. Проконтролировать процесс попросили заместителя начальника электроцеха Евгения Никонова, который только что пришел на смену. Он еще не успел пройти к себе в кабинет и переодеться в спецодежду — возможно, его перехватили по дороге. 

По этой версии, во время аварии у ячейки под напряжением в 6 киловольт были трое: Любовь Богута замеряла напряжение в ячейке, Ольга Бабина стояла с прибором, обе женщины были в спецодежде. Евгений Никонов контролировал процесс. Что-то пошло не так, произошло короткое замыкание, возник дуговой разряд, который ударил людей. 

Женя больше всех пострадал, потому что был в обычной одежде. Пламени не было, но он горел заживо, а девочки тлели. Он выбежал во двор и упал в снег, видимо, без сознания. Ольга бежала по коридору второго этажа, ее увидели девочки, подбежали к ней. Она кричала: «Я горю, снимите с меня штаны!». А девочки говорят:  «Оля, на тебе нет штанов». 

Мастер, 72-летняя Любовь Богута, поднялась на третий этаж, вызвала «Скорую помощь» и даже попыталась умыться. А потом рассказала эту версию тем, кто находился рядом. 

Как все было на самом деле, сейчас выясняют сотрудники Следственного комитета. Они устанавливают все обстоятельства произошедшего. 

Завтра состоятся похороны Евгения Никонова. Руководство предприятия оказало семьям поддержку — взяло расходы на погребение. Светлана говорит, что разрешили звонить в любое время, если что-то понадобится. 

Напомним, что Следственный комитет возбудил уголовное дело по ч.3 ст. 143 — «Нарушение требований охраны труда, которое повлекло по неосторожности гибель двух и более лиц». По этой статье предусмотрено до 5-ти лет лишения свободы. 


Благодарим за поддержку коллег с E.1

Фото из личного архива семьи Никоновых