1063
1
0

Вы бессердечная, как вы можете так не любить животных?


Авторская колонка журналиста Светланы Колесниковой


 

Светлана Колесникова, журналист


 

Анонимный звонок:

Светлана?

Да.

Как вы можете так не любить животных? Вы бессердечная. Вы знаете, что приют подаст в суд на ваше издание? За клевету. За распространение информации, порочащей честь и достоинство Общества защиты животных.

Как вас зовут?

Неважно. Но у меня доброе сердце, в отличие от вашего, я помогаю животным. 

Давайте закончим этот разговор. Ознакомлюсь с иском, тогда и будем решать – у кого сердце доброе, у кого — нет.

********

… Мне 8 лет. У меня длинная челка, кривые зубы и большая мечта — иметь немецкую овчарку. Мы живем в трехкомнатной малогабаритке, у отца аллергия на шерсть животных. В общем, шансы получить щенка стремятся к нулю, но я не теряю надежды. 

Ты знаешь, что с ним нужно гулять в 6 утра? Дрессировать? Воспитывать? Мыть? Готовить еду? — спрашивает папа. — Ты хоть знаешь, как это делается?

Нет. Но я очень люблю читать. Я иду в городскую библиотеку на Вайнера и прошу дать мне книги по служебному собаководству. Мне выдают книгу про добермана Айка и «Дрессировку служебных собак». Позже я прочту оставшиеся семь книг библиотеки. 

Мне 10 лет. Канун Дня рождения. Я жду подарок — почти уверена, что это будет щенок. Наступает заветный день. В моем распоряжении плюшевый белый медведь, плюшевый бульдог и подарочное издание «Щенята», на обложке которого немецкая овчарка. Так громко и долго в своей жизни я не рыдала еще никогда. 

Мне 11 лет. Рядом со мной Белка и Стрелка — два щенка, которых я отвоевала у соседа по саду, пропитого алкоголика. Он хотел их съесть. Я сделала им конуру. Варила каждый день похлебку из овсянки и костей. Возила им еду, когда мы не были в саду. Ходила пешком втайне от родителей (а сад на секунду был в районе Новоалексеевки), чтобы накормить подопечных. 

В итоге их все-таки съели. А я почти спалила дом соседа за это.

***** 

К чему я все это говорю? К тому, что собак я люблю (кстати, моя мечта сбылась лишь в 30 лет, когда один хороший человек подарил мне щенка немецкой овчарки. Щенка назвали Мироном, он вырос в воспитанную овчарку и стал членом первоуральского клуба «Кайзер»). 

Анонимный звонок девушки-истерички — следствие публикации про племенного маламута, которого кастрировали меньше чем за сутки с момента его пропажи.

Мнения в социальных сетях разделились — кто-то считает, что Общество защиты животных не право, испортив чужое имущество (а собака — именно имущество согласно действующему законодательству). Кто-то — что хозяева охамели, могли бы и «спасибо» сказать, что их собаку спасли и бесплатно кастрировали. 

Так же, как я люблю собак, я не люблю спекуляций. На жалости, например. Когда я вижу посты в группе приюта, где на фото — сложные переломы, гниющие раны и призывы о срочных сборах, чтобы спасти животное, у меня только один вопрос: кто дал вам право так над ними издеваться? Почему вы не избавите животное от мучений, зная, что силы приюта ограничены, невозможно дать должный уход тяжело больному животному, не имея полноценных любящих хозяев, готовых бороться за животное 24/7?

Я не понимаю политики «отлов-стерилизация-выпуск в привычную среду обитания». 

Что значит «привычная»? Вы реально считаете это правильным: поймать собаку, стерилизовать/кастрировать и выпустить обратно? То есть вы показали ей другую жизнь – в тепле и сытости, а потом пинком под задницу «в привычную среду обитания»?

Не ждать мне прощения от любителей животных, но мое видение гуманности другое: не можете найти хозяев собаке — не место ей на улице. 

Реально не место. Либо ищите деньги на пожизненный санаторий, либо животное надо усыплять. 

А что вы думаете по этому поводу? 


Фото из архива редакции